Немецкая артиллерия

Немецкая артиллерия была создана практически заново за весьма короткий срок предвоенного строительства вооруженных сил Германии. Этот процесс был несколько облегчен тем, что в обход ограничений Версальского договора немецкие конструкторы продолжали создание опытных образцов орудий, работая в других странах.

Чрезвычайно важным фактором, наложившим свой отпечаток на все развитие немецкой полевой артиллерии, было принятие в начале 30-х гг. в качестве основного орудия дивизионной артиллерии 105-мм легкой полевой гаубицы обр. 1918 г. Это решение полностью соответствовало наступательной доктрине Вермахта, так как именно гаубицы наилучшим образом подходят для разрушения полевых укреплений противника и обеспечения действий пехоты и танков при прорыве его обороны. Состоявшие из четырех гаубичных дивизионов артиллерийские полки дивизий вермахта имели по 36 гаубиц калибра 105 мм и 18 гаубиц калибра 150 мм. Они обладали большой ударной силой, но из-за отсутствия в их составе пушек противотанковые возможности этих полков были ограничены.

Вся тяжесть борьбы с танками таким образом была возложена на пехоту. Как свидетельствует немецкий историк Э. Миддельдорф, «путь страданий немецкой пехоты в борьбе против русских танков Т-34 идет от 37-мм противотанкового орудия, прозванного в армии «колотушкой», через 50-мм к 75-мм противотанковой пушке на механической тяге. Видимо, так и останется до конца неизвестным, почему в течение трех с половиной лет с момента первого появления танка Т-34 в августе 1941 г. до апреля 1945 г. не было создано приемлемого противотанкового средства пехоты».

Значительное место в немецкой артиллерии занимали тяжелые и сверхтяжелые артиллерийские системы. К ним относились пушки калибра 150, 170, 210, 240, 280, 350 и 420 мм; 211-мм, 540-мм и 600-мм мортиры, а также 800-мм «суперпушка» «Дора». Эти орудия предназначались для разрушения линий долговременных укреплений противника, однако вследствие широкого использования таких новых средств борьбы, как авиация и танки, во Второй мировой они не имели того значения, как в Первую мировую войну.

Проводившиеся в Германии в предвоенные годы работы по созданию безоткатных орудий позволили принять на вооружение парашютных и горнострелковых частей вермахта несколько образцов так называемых «легких орудий», впервые успешно использованных во время воздушно-десантной операции немецких войск на острове Крит. Однако в силу ряда организационных и технических причин эти орудия не получили широкого распространения.

Немецкая артиллерия уже в начале Второй Мировой войны имела подразделения и части шестиствольных реактивных установок. В ходе войны были разработаны новые реактивные снаряды и пусковые установки, но немецкая реактивная артиллерия уступала по мощи гвардейским минометным частям Красной Армии, созданным уже после начала войны. Взятый в плен командующий артиллерией курляндской группировки немецких войск на вопрос советского генерал-лейтенанта А.И. Нестеренко: «Почему ваши реактивные части и подразделения не получили должного развития в войну?» ответил: «Это было совершенно невозможно по причине непреодолимых ведомственных барьеров. Сухопутное командование не допускало, чтобы специальный род войск получил какое-то предпочтение и концентрировался в крупные группы полков».

Здесь следует отметить, что начиная с конца 1943 г. командованием вермахта делались все же попытки создать артиллерийские соединения РГК по примеру артиллерийских дивизии и корпусов Красной Армии. Так, с осени 1943 по апрель 1944 г. на Восточном фронте действовала 18-я артиллерийская дивизия, созданная на базе разгромленной 18-й танковой дивизии. В нее входили три артполка, объединявших четыре легких артиллерийских дивизиона, пять тяжелых артиллерийских дивизионов, один зенитный дивизион и батарею штурмовых орудий в составе 10 боевых машин. Дивизия была потеряна в связи с разгромом войск группы армий «Северная Украина» и в дальнейшем ее не смогли восстановить из-за недостатка материальной части.

В 1944 г. путем сведения отдельных дивизионов РГК проводилось создание нескольких так называемых «артиллерийских корпусов народного ополчения», состоявших всего из пяти моторизованных артиллерийских дивизионов каждый. По своей огневой мощи эти корпуса были лишь ненамного сильнее артполков пехотных дивизий. Кроме того, из-за затруднений в укомплектовании личным составом и боевой техникой, а также в связи с трудностями осуществления боевой подготовки эти корпуса достигли весьма ограниченной боеспособности. В это же время в составе Красной Армии находилось 89 артиллерийских дивизий (по 356 орудий и минометов в каждой) и дивизий реактивной артиллерии, 138 артиллерийских, истребительно-противотанковых, минометных бригад и бригад реактивной артиллерии.

Такие возможности совершенствования организационной структуры советской артиллерии обеспечивались прежде всего огромным количеством выпускаемого промышленностью СССР артиллерийского вооружения: за 1941–1945 гг. ею было произведено 188 100 орудий и 347 900 минометов. Промышленность же Германии изготовила всего 102 100 орудий и 68 000 минометов. Этого оказалось недостаточно.

Советская артиллерия

Советская артиллерия была создана в годы Гражданской войны и в своем предвоенном развитии прошла два этапа.

В период с 1927 по 1930 гг. была проведена модернизация доставшегося в наследство от царской армии артиллерийского вооружения, в результате которой существенно улучшились основные тактико-технические характеристики орудий в соответствии с новыми требованиями, причем это было сделано без больших затрат, на базе имевшегося вооружения. Благодаря модернизации артиллерийского вооружения дальность стрельбы артиллерии возросла в среднем в полтора раза.

Увеличение дальности стрельбы было достигнуто за счет удлинения стволов, увеличения зарядов, увеличения угла возвышения и улучшения формы снарядов. Увеличение мощности выстрела потребовало также некоторой переделки лафетов. В лафет 76-мм пушки обр. 1902 г. был введен уравновешивающий механизм, у 107- и 152-мм пушек поставлены дульные тормоза. Для всех орудий был принят единый прицел образца 1930 г. После модернизации орудия получили новые наименования: 76-мм пушка образца 1902/30 гг., 122-мм гаубица обр. 1910/30 гг. и т.д. Из новых образцов артиллерии, разработанных в этот период, на вооружение была принята 76-мм полковая пушка обр. 1927 г.

Начало второго этапа в развитии советской артиллерии относится к началу 30-х гг., когда в результате ускоренного развития тяжелой индустрии появилась возможность начать полное перевооружение артиллерии новыми образцами.

22 мая 1929 г. Реввоенсовет СССР принял разработанную Главным артиллерийским управлением (ГАУ) систему артиллерийского вооружения на 1929 — 1932 гг. Это был важный программный документ для развития советской артиллерии. В нем предусматривалось создание противотанковой, батальонной, полковой, дивизионной, корпусной и зенитной артиллерии, а также артиллерии Резерва Главного Командования (РГК). Система корректировалась на каждую пятилетку и являлась основанием для разработки новых орудий, В соответствии с ней в 1930 г. была принята на вооружение 37-мм противотанковая пушка. Лафет этой пушки имел раздвижные станины, что обеспечивало угол горизонтального обстрела до 60° без перемещения станины.

В 1932 г. на вооружение принимается 45-мм противотанковая пушка также на лафете с раздвижными станинами. В 1937 г. 45-мм пушка была усовершенствована: в клиновой затвор введена полуавтоматика, использовано подрессоривание, улучшены баллистические качества.

Проводились большие работы по перевооружению дивизионной, корпусной и армейской артиллерии, а также артиллерии большой мощности.

В качестве дивизионной пушки на вооружение была принята 76-мм пушка обр. 1939 г. с полуавтоматическим клиновым затвором. Лафет этого орудия имел вращающийся верхний станок, быстроходные подъемный и поворотный механизмы, раздвижные станины. Ходовая часть с подрессориванием и резиновыми грузошинами на колесах допускала скорость перевозки до 35 — 40 км/ч.

В 1938 г. на вооружение дивизионной артиллерии поступила 122-мм гаубица обр. 1938 г. Это орудие по своим тактико-техническим данным намного превзошло все иностранные образцы подобного типа.

На вооружение корпусной артиллерии были приняты 107-мм пушка обр. 1940 г. и 152-мм гаубица обр. 1938 г.

В состав армейской артиллерии вошли: 122-мм пушка обр. 1931/37 гг. и 152-мм гаубица-пушка обр. 1937 г. Первый образец 122-мм пушки был разработан в 1931 г. 122-мм пушка обр. 1931/37 гг. была получена наложением ствола 122-мм пушки обр. 1931 г. на новый лафет обр. 1937 г., принятый в качестве единого лафета для 122-мм пушки и 152-мм гаубицы-пушки.

Для всех орудий дивизионной и корпусной артиллерии был принят не зависимый от орудия прицел, позволявший одновременно заряжать и наводить орудие в цель.

Успешно разрешалась и проблема создания советской артиллерии большой мощности.

В период с 1931 по 1939 гг. приняты на вооружение: 203-мм гаубица обр. 1931 г., 152-мм пушка обр. 1935 г., 280-мм мортира обр. 1939 г., 210-мм пушка обр. 1939 г. и 305-мм гаубица обр. 1919/39 г.

Лафеты 152-мм пушки, 203-мм гаубицы и 280-мм мортиры — однотипные, на гусеничном ходу. В походном положении орудия составляли две повозки — ствол и лафет.

Параллельно с развитием материальной части артиллерии проводились важные мероприятия и по совершенствованию боеприпасов. Советскими конструкторами был разработаны наиболее совершенные по форме дальнобойные снаряды, а также новые виды бронебойных снарядов. Все снаряды укомплектовывались взрывателями и трубками отечественного производства.

Необходимо отметить, что на развитии советской артиллерии сказалась такая распространенная в то время за рубежом идея, как универсализм. Речь шла о создании так называемых универсальных или полууниверсальных орудий, которые могли бы быть одновременно и полевыми, и зенитными. При всей привлекательности этой идеи ее реализация вела к созданию чрезмерно сложных, тяжелых и дорогих орудий с невысокими боевыми качествами. Поэтому после создания и испытания ряда образцов таких орудий летом 1935 г. было проведено совещание артиллерийских конструкторов с участием членов правительства, на котором были вскрыты несостоятельность и вредность универсализма и указано на необходимость специализации артиллерии по ее боевому назначению и видам.

Не нашла поддержки в СССР и идея замены артиллерии авиацией и танками. По этому пути, например, пошла германская армия, сделавшая основной упор на авиацию, танки и минометы. Выступая в 1937 г. в Кремле, И.В. Сталин сказал: «Успех войны решается не только авиацией. Для успеха войны исключительно ценным родом войск является артиллерия. Я хотел бы, чтобы наша артиллерия показала, что она является первоклассной».

Эта линия на создание мощной артиллерии проводилась в жизнь неукоснительно, что отражалось, например, в резком росте численности орудий всех назначений. Если на 1 января 1934 г. в Красной Армии имелось 17 000 орудий, то на 1 января 1939 г. их число составило 55 790, а на 22 июня 1941 г. — 67 355 (без 50-мм минометов, которых было 24 158).

В предвоенные годы наряду с перевооружением нарезной артиллерии велись обширные работы по созданию минометов. Первые советские минометы были созданы еще в начале 30-х годов, однако некоторые руководители Красной Армии рассматривали их как своего рода «суррогат» артиллерии, представляющий интерес лишь для армий слаборазвитых государств. Однако после того, как минометы доказали свою высокую эффективность в ходе советско-финской войны 1939 — 1940 гг., началось массовое внедрение их в войска. На вооружение Красной Армии поступали 50-мм ротные и 82-мм батальонные минометы, 107-мм горно-вьючный и 120-мм полковой минометы. Всего с 1 января 1939 г. по 22 июня 1941 г. Красной Армии было поставлено свыше 40 тыс. минометов.

После начала войны наряду с решением задач по увеличению поставки артиллерийско-минометного вооружения фронту конструкторскими бюро и промышленными предприятиями разрабатывались и внедрялись в производство новые артиллерийские системы.

В 1942 г. на вооружение поступила 76,2-мм дивизионная пушка обр. 1941 г. (ЗИС-3), конструкция которой при высоких боевых характеристиках полностью удовлетворяла требованиям поточного производства.

Для борьбы с танками противника в 1943 г. была разработана 57-мм противотанковая пушка ЗИС-2 на лафете 76,2-мм пушки обр. 1942 г. Несколько позже на вооружение поступила еще более мощная 100-мм пушка обр. 1944 г.

С 1943 г. в войска начали поступать 152-мм корпусные гаубицы и 160-мм минометы, ставшие незаменимым средством прорыва вражеской обороны.

Всего за годы войны промышленностью было выпущено 482,2 тыс. орудий. Минометов было изготовлено 351,8 тыс. (в 4,5 раза больше, чем в Германии, и в 1,7 раза больше, чем в США и странах Британской империи).

В Великой Отечественной войне Красной Армией также широко применялись реактивная артиллерия. Началом ее использования можно считать формирование в июне 1941 г. первой отдельной батареи, имевшей семь установок БМ-13. К 1 декабря 1941 г. в полевой реактивной артиллерии насчитывалось уже 7 полков и 52 отдельных дивизиона, а в конце войны в Красной Армии имелось 7 дивизий, 11 бригад, 114 полков и 38 отдельных дивизионов реактивной артиллерии, для вооружения которых было изготовлено более 10 тыс. многозарядных самоходных пусковых установок и более 12 миллионов реактивных снарядов.

Всем вновь формируемым частям реактивной артиллерии присваивалось наименование гвардейских минометных частей (ГМЧ). Они находились в непосредственном подчинении Ставки Верховного Главнокомандования и имели свои органы управления и снабжения.

В операциях Великой Отечественной войны разрабатывалась и проверялась в боях теория и практика организации и боевого применения артиллерии.

Первый опыт создания артиллерийских соединений РГК относится к началу 1941 г., когда для ликвидации возможного прорыва крупных танковых сил противника было принято решение сформировать 10 артиллерийских противотанковых бригад РГК.

Каждая бригада должна была иметь два артиллерийских полка, минно-саперный и автотранспортный батальоны. Интересной особенностью этих противотанковых бригад было то, что в них полностью отсутствовали специализированные противотанковые орудия: каждый артиллерийский полк состоял из двух дивизионов, вооруженных 76-мм полевыми пушками, двух дивизионов, вооруженных 85-мм зенитными пушками, используемыми в качестве противотанковых, и одного дивизиона, на вооружении которого должны был состоять новые 107-мм полевые орудия. Шестой, зенитный, дивизион каждого полка имел на вооружении 37-мм зенитные пушки и пулеметы ДШК. Всего по штату в бригаде должно было быть 120 орудий, 16 зенитных пушек калибра 37 мм, 36 зенитных пулеметов ДШК, 4800 противотанковых и 1000 противопехотных мин.

Излишне большой калибр орудий, которыми вооружались бригады, объясняется тем, что руководство Красной Армии было уверено в наличии на вооружении вермахта танков с мощной противоснарядной броней, против которой стандартные 45-мм противотанковые пушки окажутся бессильными. Отчасти эта уверенность основывалась на публиковавшихся в немецкой печати тех лет сведениях о «супертанке» «Neubaufahrzeug», который якобы имел броню толщиной 75 мм. На самом деле толщина брони этого танка равнялась 15 мм, а количество выпущенных танков составило лишь 3 единицы.

К началу войны противотанковые бригады не были полностью укомплектованы личным составом, орудиями и средствами тяги, однако некоторые из них смогли оказать значительное сопротивление наступающим танковым дивизиям противника и нанести им существенные потери.

Важным шагом, направленным на массирование огня артиллерии на главных направлениях, явилось создание осенью 1942 г. первых 11 артиллерийских дивизий РВГК 8-полкового состава, в которые вскоре было введено промежуточное звено управления — бригада. Такая дивизия 4-бригадного состава включала в себя 248 орудий и минометов калибра от 76 мм до 152 мм, разведывательный дивизион и авиаэскадрилью.

Весной 1943 г. был сделан новый шаг в организационном строительстве артиллерии РВГК — были созданы артиллерийские дивизии и корпуса прорыва. Дивизия прорыва 6-бригадного состава насчитывала 456 орудий и минометов калибром от 76 до 203 мм. Две дивизии прорыва и тяжелая дивизия реактивной артиллерии объединялись в корпус прорыва, насчитывавший 712 орудий и минометов и 864 пусковых установки М-31.

Начиная со второй половины 1944 г. корпуса прорыва стали состоять из трех однотипных дивизий прорыва 7-бригадного состава (легкая гаубичная, тяжелая гаубичная, гаубичная большой мощности, минометная, тяжелая минометная бригады и бригада реактивной артиллерии). Каждая дивизия имела в своем составе 364 орудия, минометы и боевые машины реактивной артиллерии. Таким образом, всего в корпусе было по штату 1092 артиллерийские системы.

Для сравнения интересно напомнить, что формировавшиеся примерно в это время в составе Вермахта артиллерийские корпуса народного ополчения состояли всего из пяти артиллерийских дивизионов каждый и имели на вооружении по 60 орудий.

Наряду с созданием дивизий и корпусов прорыва формировалось значительное количество зенитных артиллерийских дивизий четырехполкового состава (шестьдесят четыре 37-мм и 85-мм пушки), истребительно-противотанковых артиллерийских бригад трехполкового состава (шестьдесят 57-мм и 76-мм пушек), армейских и корпусных артиллерийских бригад.

Однако основная масса артиллерии относилась к войсковой, то есть входила в состав стрелковых, танковых, механизированных и кавалерийских соединений.

Непосредственно перед войной каждый стрелковый батальон имел противотанковый взвод (два 45-мм орудия) и минометную роту (шесть 82-мм минометов).

Полковая артиллерия Красной Армии по своей организации и вооружению выгодно отличалась от артиллерии пехотных полков армий вероятных противников. Наличие в ее составе трех батарей — противотанковой (шесть 45-мм орудий), пушечной (шесть 76-мм пушек) и минометной (четыре 120-мм миномета) — обеспечивало большую самостоятельность стрелкового полка и позволяло усиливать один–два стрелковых батальона, действующих на главном направлении.

Организационная структура дивизионной артиллерии соответствовала требованиям успешного ведения стрелковой дивизией как оборонительного, так и наступательного боя. Два дивизионных артиллерийских полка (шестьдесят 76-122-152-мм орудий), противотанковый (восемнадцать 45-мм пушек) и смешанный зенитный (двенадцать 37- и 76-мм пушек) дивизионы создавали предпосылки для организации огневой поддержки полков первого эшелона, устойчивой ГГТО на главном направлении и прикрытия с воздуха основной группировки («ударной группы»). Всего в стрелковой дивизии насчитывалось 210, а с учетом 50-мм минометов — 294 орудия и миномета. В моторизованной, кавалерийской, танковой, горно-стрелковой дивизиях артиллерии было меньше. Более 2/3 орудий составляли пушки, что повышало возможности дивизии в борьбе с танками.

Колоссальные потери материальной части артиллерии, понесенные Красной Армией в первые месяцы войны, заставили резко сократить количество артиллерийских орудий в стрелковых дивизиях и соединениях других родов войск, однако с наращиванием производства вооружения в ходе войны происходило восстановление огневой мощи частей и соединений Красной Армии.

На основании опыта использования войсковой артиллерии в конце 1944 г. в 9-й гвардейской армии была введена опытная организация войсковой артиллерии, на которую планировалось перевести артиллерию и других армий. В ее составе имелись армейские пушечная артиллерийская бригада, зенитная артиллерийская дивизия и истребительно-противотанковая бригада. Стрелковый корпус имел корпусные части: артиллерийскую бригаду, дивизион реактивной артиллерии, отдельный зенитный дивизион. В каждую гвардейскую стрелковую дивизию входили: артиллерийская бригада (командир бригады являлся одновременно заместителем командира и командующим артиллерией дивизии), которая состояла из гаубичного (двадцать 122-мм гаубиц), легкого артиллерийского (двадцать 76-мм пушек) и минометного (двадцать четыре 120-мм миномета) полков; отдельный истребительный противотанковый дивизион (двенадцать 76-мм орудий) и отдельный зенитный дивизион (шесть 37-мм орудий и крупнокалиберные пулеметы). В стрелковом полку имелись две батареи 57-мм и 76-мм пушек и батарея 120-мм минометов. Стрелковому батальону полагались четыре орудия 45-мм и 57-мм калибра и девять 82-мм минометов.