Работы по созданию легкого колесно-гусеничного танка БТ-7 были развернуты в начале 30-х гг. с целью повышения огневой мощи танков БТ. 21 февраля 1932 г. на заседании Комиссии обороны (КО) в третьем пункте протокола № 7 было признано необходимым «вооружать 50% танков БТ 3-х дюймовой пушкой». Еще через месяц, 19 марта, рассматривая вопрос о выполнении танковой программы (протокол № 9 пункт 2), КО вторично постановила; «НКВМору Наркомату по военным и морским делам и НКТяжпрому в месячный срок разрешить вопрос о вооружении танков БТ и Т-26, особо выделив установку 76,2-мм пушки на эти танки без изменения их конструкции». Первые эскизные проработки новой машины, сделанные на ХПЗ в опытном отделе Т2О под руководством А.О. Фирсова в октябре 1932 г., показали, что без изменения конструкции корпуса (против чего была КО) установить 76-мм пушку на танк БТ не удастся. Вот почему 28 января 1933 г. между УММ РККА и ХПЗ был подписан договор на проектирование и изготовление танка БТ с 76,2-мм пушкой и новой конструкцией носовой части машины. К конструктивной проработке установки 76,2-мм пушки в танк БТ КБ опытного отдела Т2О приступило во второй половине мая 1933 г. Как видно из оперативной сводки ВП на ХПЗ военного инженера Кинсбурга по состоянию опытных работ на 22 мая 1933 г. конструкторское бюро Т2О приступило к разработке в чертежах: Корпус машины — конструктивно меняются в передней части все броневые листы. Нос машины закругляется по радиусу приблизительно 230 мм. Ширина в самом узком месте носа — 500 мм, вместо 250 мм на БТ и БТ-5. Длина корпуса и машины не меняется. Нос сварной, на основе конструкции сварного корпуса опытного танка БТ-6. Сиденье водителя перенесено вперед вместе с кулисой, рычагами управления бортовыми фрикционами и управления зажиганием, причем боевое помещение отделение увеличилась на 100 мм. Ведется работа по изменению кормы машины в целях увеличения запаса горючего и улучшения бронировки незащищенных листов». В первых числах июня 1933 г. директор ХПЗ И.П. Бондаренко направил начальнику УММ РККА И.А. Халепскому фотоснимки модели разработанного эскизного проекта танка БТ с 76,2-мм пушкой. И уже 9 июня помощник начальника УММ РККА Г.Г. Бокис уведомил директора ХПЗ о том, что «заключение по фотографии эскизного проекта дать невозможно», и просил представить в УММ РККА на рассмотрение весь проект, а не только фотографии. Этого руководство завода сделать не могло, так как к 1 июля 1933 г. коллективу конструкторов Т2О удалось полностью завершить лишь проработку эскизного проекта корпуса танка с установкой дополнительного 7,62-мм пулемета ДТ у механика-водителя. Изготовление же чертежей продольного разреза танка с башней началось только в начале июля. По содержательной части проекта на ХПЗ к 1 июля было выполнено лишь 85%, а по общему объему — только 10% проектных работ. Необходимо отметить, что на ХПЗ к этому времени был полностью закончен эскизный проект башни с установкой 76,2-мм пушки и раздельной установкой 7,62-мм пулемета ДТ. По оценке самих работников Т-2О полностью проект танка мог быть готов лишь к концу сентября 1933 г. Таким образом, уже летом 1933 г., стало очевидно, что «Правительственное задание — дать 100 машин с 76,2-мм пушками в IV квартале — слишком затягивается». На снижение темпов проработки проекта танка БТ с 76,2-мм пушкой в немалой степени повлияло и Решение правительства о замене танков БТ плавающими танками ПТ-1. 13 августа 1933 г. Советом Труда и Обороны (СТО) было принято Постановление № 71 «О системе танкового вооружения РККА», в котором в частности указывалось: «С 1934 г. начать постепенное внедрение в производство в качестве оперативного танка плавающей машины ПТ-1 с таким расчетом, чтобы с 1936 г., полностью перейти на развернутое производство этого танка на базе и за счет производства танка БТ». Забегая вперед, отметим, что в 1934 г. был изготовлен только один опытный образец танка ПТ-1 и согласно Постановления СТО № 71 от 19 июня 1935 г. было решено «оставить на вооружении танк БТ. Отказаться от замены его на танк ПТ-1». Коллектив ХПЗ представил проект танка БТ с установленной 76,2-мм пушкой на рассмотрение начальнику УММ РККА только в начале декабря 1933 г. В целом проект был одобрен за исключением установки пулемета рядом с механиком-водителем. В распоряжении № 378416 от 31 декабря 1933 г. начальника 3-го управления УММ РККА И.А. Лебедева директору ХПЗ указывалось, что «В выполненном вами проекте танка БТ-7 с 76,2-мм пушкой установку пулемета рядом с водителем упразднить из-за затруднений в действиях механика-водителя и невозможности заряжать и стрелять водителем». В связи с тем, что основная часть конструкторов Т2О в конце 1933 г. — начале 1934 г. была занята установкой в танк БТ-5 дизеля БД-2 и авиационного двигателя М-17, комплект чертежей на изготовление опытной машины, получившей наименование БТ-7, был готов лишь в марте 1934 г. Над проектом работали инженеры Дорошенко, Ульяненко, Курасов, Веселовский и Райхель. При проектировании опытного образца танка БТ-7 были учтены все предложения и замечания, полученные в ходе испытаний опытной машины БТ-6. В качестве силового агрегата изначально предусматривалось устанавливать в танк переделанный авиационный двигатель М-17 вместо применяемого на танке БТ-5 двигателя М-5. Это было вызвано тем, что последний был снят с производства к началу 1934 г. В апреле 1934 г. управляющий Специальным машиностроительным трестом (Спецмаштрестом) К.А. Нейман утвердил технические требования на танк БТ с двигателем М-17Б, причем, «установка двигателя М-17 должна быть произведена без изменений основных габаритов машинного отделения танка». На следующий день, после утверждения технических требований, 14 апреля 1934 г. управляющий Спецмаштрестом К.А. Нейман отдал распоряжение директору ХПЗ И.П. Бондаренко «предусмотреть на разработанную конструкцию танка БТ-7 установку башни с 45-мм пушкой. Срок разработки — июнь 1934 г. Срок изготовления — август 1934 г.». Во второй декаде апреля 1934 г. первые три двигателя М-17 прибыли на ХПЗ с завода № 26 в Рыбинске, где они были подвергнуты ряду конструктивных переделок; мощность ограничена до 400 л.с. (294,1кВт), длина коленчатого вала уменьшена на 160,9 мм, плунжерный топливный насос заменен шестеренчатым, уплотнены воздушные трубопроводы и улучшена защита от пыли газораспределительного механизма, после чего двигатель получил обозначение М-17Т (Т — танковый). Первый опытный образец танка БТ-7 с двигателем М-17Т был изготовлен в цехе опытного отдела Т2О к 1 мая 1934 г. Машина сразу же была направлена на заводские испытания, в ходе которых, была отмечена повышенная температура охлаждающей жидкости (105°С). После установки нового водяного насоса конструкции ЦИАМ и нового вентилятора конструкции ЦАГИ, повторные заводские испытания опытного образца танка БТ-7 13 июня 1934 г. прошли вполне удовлетворительно. Первый опытный образец танка БТ-7 имел следующее вооружение: в башне эллипсовидной формы со скошенной крышей были установлены 76,2-мм пушка обр.1927 г. с укороченной длиной отката и автономный 7,62-мм пулемет ДТ, расположенный в шаровой опоре. Принятая форма и габарит башни были определены как контур наименьших размеров, охватывающий собою вооружение, членов экипажа и механизмы, необходимые для эксплуатации вооружения. Такой способ позволил получить башню, имевшую наименьшие размеры по сравнению со всеми существовавшими в то время башнями с аналогичным вооружением. Роль маски выполнял полуцилиндрический броневой лист, прикрепленный к специальным кронштейнам установки пушки и поворачивавшийся вокруг цапф вместе с пушкой. Установка вооружения обеспечивала углы наведения для орудия и пулемета в вертикальной плоскости от –8° до + 25°. Угол горизонтальной наводки пулемета без поворота башни составлял 20°. Второй 7,62-мм пулемет был установлен в лобовом листе корпуса в шаровой опоре, справа от механика водителя. В боекомплект танка входили 55 выстрелов и 2898 патронов (46 пулеметных дисков). Часть боекомплекта (18 выстрелов) размещалась в специальной карусельной укладке находившейся в кормовой части башни. Второй опытный образец танка БТ-7 был изготовлен к 7 ноября того же года. Из-за недостаточной отработки установки 76,2-мм пушки для танка БТ, согласно принятому в апреле 1934 г. решению, на нем была установлена 45-мм танковая пушка обр. 1932 г. со специально сконструированной маской. Проектом также предусматривалась возможность установки 76,2-мм пушки ПС-3 с другой конструкцией маски. Для наблюдения за полем боя и ведения стрельбы в башне устанавливались перископический и телескопический прицелы и три смотровых прибора. Для стрельбы из личного оружия экипажа имелись три отверстия, закрываемые броневыми пробками. На крыше башни размещались два люка для посадки и выхода экипажа из машины, а также лючки вентиляции и флажковой сигнализации. Экипаж танка состоял из трех человек. Корпус машины был выполнен цельносварным. Все ранее использовавшиеся в его конструкции стальные отливки (носовая часть, картеры бортовых редукторов, подмоторная рама и др.), были заменены на равнопрочные штампованные, что существенно снизило массу корпуса. Носовая часть корпуса была расширена до 440 мм (вместо 210 мм у БТ-5), что позволило перенести вперед приводы управления танком и сиденье механика-водителя. Были увеличены наклон (до 33°51') и ширина лобового листа, расположенного перед механиком-водителем, что позволило установить рядом с ним автономный курсовой пулемет. Перекомпоновка оборудования корпуса позволила увеличить длину боевого отделения на 100 мм и установить новую башню увеличенных размеров. Башня данной конструкции и курсовой пулемет при постановке танка БТ-7 на серийное производство были отменены. Конструкция корпуса танка облегчала доступ к топливным бакам и сокращала время снятия навесной брони. Над радиаторами системы охлаждения были установлены бронированные колпаки, исключавшие возможность повреждения радиаторов при обстреле. Броневые детали корпуса и башни двух опытных образцов были изготовлены из конструкционной стали марки 3. Броневую защиту машины предполагалось сохранить на уровне танка БТ-5. В кормовой части корпуса танка был установлен четырехтактный двенадцатицилиндровый V—образный карбюраторный двигатель М-17. Проектом предусматривалась возможность установки на машину двух типов двигателей М-5 и М-17. Первый предполагалось устанавливать до освоения серийного капитального ремонта двигателя М-17. Для увеличения возимого запаса топлива и улучшения защиты кормовая части корпуса машины была полностью забронирована. В корме танка был установлен дополнительный топливный бак емкостью 480 л, а общая емкость топливных баков достигла 840 л. Для постановки дымовых завес был проработан вариант размещения двух резервуаров для серной кислоты за кормовым топливным баком. Установка этого оборудования была реализована на втором опытном образце машины. Кислота под давлением выхлопных газов через специальный клапан поступала в выхлопные трубы и затем распылялась в атмосферу. Нагнетание выхлопных газов в резервуары с кислотой осуществлялось с помощью запорного крана, приводимого в действие приводом из боевого отделения специальным. Для поддержания заданного давления в резервуарах устанавливался предохранительный клапан. В качестве средств связи на танке предполагалась установка в нише башни радиостанции 71-ТК-1 «Шакал» с поручневой или 4-х метровой штыревой антеннами. Характеристики подвижности были сохранены на уровне танка БТ-5. В ходовой части использовалась новая мелкозвенчатая гусеница. Доработка чертежно-технической документации для организации серийного производства по результатам испытаний двух опытных образцов продолжалась в течение 1935 г. Чертежи для изготовления серийного танка БТ-7 были отработаны и переданы в цеха завода во второй половине 1935 г. Однако вооружение машины было оставлено таким же, как у танка БТ-5. Это было связано с тем, что еще к осени 1934 г. в КО окончательно не был решен вопрос о выборе единого варианта конструкции башни под установку 76,2-мм пушки ПС-3 для танков БТ и Т-26. Поэтому в ноябре 1934 г. ХПЗ был выдан заказ на изготовление в 1935 г. 300 танков БТ-7 с 45-мм пушкой, установленной в стандартной башне танка БТ-5. В декабре 1934 г. заказ ХПЗ на производство танков БТ-7 был увеличен до 650 машин по цене 98000 рублей (в ценах тех лет) за каждую. Однако, из-за несвоевременной подачи броневых деталей Мариупольским металлургическим заводом им. Ильича и двигателей М-17 заводом № 26, а также в связи с необходимостью доработки чертежей, производство танка БТ-7 на ХПЗ было начато только в последнем квартале 1935 г. Несмотря на все старания, коллективу завода так и не удалось в 1935 г. выполнить правительственное задание. До конца года было изготовлено лишь 240 линейных танков и 260 танков БТ-7, оснащенных радиостанцией 71-ТК-1. С установкой в танках БТ-7 двигателей М-17 выявились недостаточная прочность коробок передач трансмиссии (КПТ) танка. Дело в том, что в трансмиссии танка БТ-7 использовалась коробка передач танка БТ-5, в конструкции которой была усилена лишь коническая пара шестерен. Конструкторы завода №183 посчитали, что этого будет достаточно для обеспечения надежной ее работы совместно с двигателем М-17, мощность которого была такой же, что и у двигателя М-5 устанавливаемого на танке БТ-5. По неизвестным причинам в конструкторском бюро Т-2К пренебрегли значительно большим (на 18 — 27%) крутящим моментом, который развивал двигатель М-17 по сравнению с двигателем М-5. Очевидно конструкторов успокоил тот факт, что во время заводских испытаний опытный танк БТ-7 прошел свыше 2300 км без замечаний в работе КПП. Но одно дело, когда за приводами управления опытного танка находился профессиональный водитель-испытатель, и совсем другое, — когда боевую машину в войсках стали осваивать молодые механики-водители, имевшие недостаточные навыки управления боевой машиной. К июню 193б г., в тот момент, когда заводом № 183 в войска уже было поставлено 687 танков БТ-7, в РККА создалось катастрофическое положение с их боеготовностью. Во время эксплуатации танков БТ-7 выяснилось, что из-за деформации стенок картера коробки передач и разрушения шарикоподшипников промежуточного вала, безаварийной работы машины хватало лишь на 500 км. Военная приемка завода № 183 даже была вынуждена прекратить прием готовых машин. Для поиска выхода из создавшегося положения на ХПЗ были организованы в большом масштабе испытания коробок передач на тормозах «Труда», а также было начато проектирование двух вариантов новых коробок, предложенных конструкторами В.М. Дорошенко и А.А. Морозовым. После проектирования и изготовления опытных образцов коробок передач, которые прошли всесторонние испытания на шести танках БТ, к постановке на серийное производство была принята трехскоростная коробка, конструкции А.А. Морозова, с передним расположением конической пары и с горизонтально расположенными валами, выполненная по схеме коробки передач танка БТ-5. Срочным порядком в войсках, на всех ранее выпущенных танках БТ-7 была осуществлена замена коробок передач старой конструкции на новые. Одновременно с этим, на танке БТ-7 был проведен и ряд других конструктивных изменений. В 1937 — 1938 гг. за оснащение РККА ненадежной боевой машиной целая группа «вредителей» завода № 183 и ряд работников из состава военной приемки АБТУ РККА на заводе были арестованы (большинство из которых впоследствии были реабилитированы). Несмотря на то, что на серийном танке была установлена 45-мм пушка, в КБ ХПЗ продолжались проектные работы по отработке установки 76,2-мм пушки. Еще в середине декабря 1933 г. на ХПЗ с ленинградского Опытного завода им. С.М. Кирова поступил полный комплект чертежей на башенную установку Т-26-4 с 76,2-мм пушкой обр. 1927 г. (КТ-28) опытного танка Т-26А. КБ ХПЗ под руководством А.О.Фирсова переработало чертежи этой установки применительно к танку БТ-7. Прежде всего, это касалось погона башни, верхняя (съемная) часть которого была выполнена по типу погона танка БТ-5. Кроме того, толщина крыши башни была увеличена с 8 до 10 мм, а клепаное соединение стыка планки вертикальных листов было заменено на сварное. 1 апреля 1935 г. по устному распоряжению И.А. Халепского с государственного Ижорского завода на ХПЗ была отправлена одна башня Т-26-4. Опытный же образец танка с 76,2-мм пушкой КТ-28, установленной в башне Т-26-4, получивший наименование БТ-7А (А — «артиллерийский»), был изготовлен ХПЗ в октябре 1935 г. и 19 октября 1935 г. прошел испытания на заводском полигоне ХПЗ. За время испытаний было произведено 197 выстрелов. Наведение орудия на цель осуществлялось как с помощью телескопического прицела ТОП, так и с помощью перископического прицела ПТ-1. В протоколе по результатам заводских испытаний представителем 5-го отдела АБТУ майором Сакс была отмечена «необходимость удлинения брони маски пушки вниз на 30 мм» для уменьшения зазора между корпусом и башней. После проведения указанной доработки танк БТ-7А был принят на вооружение РККА. Первая — головная серия машин БТ-7А была собрана на заводе № 183 (так стал называться ХПЗ со второй половины 1936 г.) 30 августа 1937 г. К концу 1937 г. было изготовлено 155 «артиллерийских танков». Причем, 32 изготовленных машины из-за отсутствия 76,2-мм пушек так и не были переданы заводом представителям ВП в 1937 г. В следующем — 1938 г. один танк БТ-7А был отправлен в г. Горький (Нижний Новгород) на завод № 92. На 10 из 32 машин были установлены 76,2-мм пушки КТ-28, на остальных машинах (21 шт.) к концу 1938 г. башни Т-26-4 были заменены на конические с установкой 45-мм пушек. На всех этих танках были установлены мелкозвенчатые гусеницы и ведущие колеса гусеничного хода с металлическими бандажами. Таким образом, в РККА было поставлено всего 133 танка БТ-7А, из них 11 машин были оснащены радиостанциями 71-ТК-1 (71-ТК-3). Эти танки поступали на укомплектование артиллерийских дивизионов, непосредственно взаимодействующих на поле боя с танковыми частями и подразделениями. В качестве основного оружия использовалась 76,2-мм пушка КТ-28 обр. 1927/32 гг., установленная в цилиндрической башне с кормовой нишей. Для ведения стрельбы и наблюдения на поле боя использовались телескопический (ТОП) и перископический (ПТ-1) прицелы. Вспомогательным оружием танка являлся 7,62-мм пулемет ДТ, автономно установленный в башне в шаровой опоре справа от пушки. На части линейных танков с 1937 г. устанавливались зенитный и тыльный пулеметы (на танках с радиостанцией тыльный пулемет не устанавливался) этой же марки. Боекомплект машины состоял из 50 выстрелов и 3339 патронов к пулеметам ДТ для линейного и 40 выстрелов и 2016 патронов — для танка, оснащенного радиостанцией. В остальном конструкция танка БТ-7А не отличалась от конструкции серийного танка БТ-7. В целях повышения пулестойкости башни машины, КБ завода № 183 в первом квартале 1937 г. разработало новую конструкцию сварной конической башни с углом наклона бортов 15°. Для защиты танка с кормы было спроектировано размещение в нише башни пулемета в шаровой установке. Кроме того, на танке были установлены усиленные балансиры и бортовые редукторы, выполнено усилениеосей управляемых колес, а для уменьшения износа проушин траков была спроектирована мелкозвенчатая гусеница. Эти нововведения были подвергнуты длительным испытаниям на одном из опытных образцов танка БТ-7 и на основании полученных положительных результатов, все эти мероприятия были введены в серийное производство с 1 сентября 1937 г.
Для повышения вероятности поражения цели при стрельбе с хода в Особом конструкторском бюро (Осконбюро) под руководством инженера В.А. Павлова в 1934 г. был разработан прицел ТОП-1 «Орион» с гироскопически стабилизированной линией прицеливания. В 1936 г. эти прицелы в опытном порядке были установлены на трех танках БТ-7, один из которых (танк № 6018) в период с 6 по 14 января 1937 г. прошел испытания на Сенежском полигоне ВАМИ РККА. Во время испытаний лейтенант Погорельских вел стрельбу сходу бронебойными снарядами по щиту 10х10 м, находившемся на удалении 1000 м. При скорости движения танка 25 — 30 км/ч вероятность поражения щита находилась в пределах от 25% до 33%, а при включенном стабилизаторе «Орион», этот показатель возрастал до 53 — 66%. Причем боевая скорострельность составляла 1,5 — 3 выстр./мин. В заключении по испытаниям 45-мм танковой пушки и прицела ТОП со стабилизированной линией прицеливания, установленных на танке БТ-7 было отмечено: «...комплекс полигонные испытания в основном выдержал. Преимуществом комплекса является значительное улучшение ТТХ танкового вооружения по сравнению с существующим». По результатам испытаний стабилизированный прицел ТОП-1 был принят на вооружение. В 1937 г. уже планировалось выпустить 420 танков БТ-7, оснащенных стабилизированными прицелами. В 1938 г. была улучшена конструкция 45-мм танковой пушки. Ее бронебойный снаряд, имея массу 1,425 кг и начальную скорость 760 м/с, пробивал на дистанции 500 м броню толщиной 61 мм, а подкалиберный снаряд массой 0,85 кг и с начальной скоростью 1070 м/с на этой же дистанции пробивал броневую преграду толщиной до 81 мм. Производство танков БТ-7 продолжалось до 1939 г. За это время было выпущено 2596 линейных танков и 2017 машин, оснащенных радиостанцией. После разработки и изготовления опытного образца дизеля БД-2 в 1935 г., а также проведения его испытаний в танке БТ-5, были выявлены ненадежность работы кривошипно-шатунной группы, поршневой группы и распределительного устройства. На основании результатов испытаний было принято решение о внесении в конструкцию дизеля изменений, которые обеспечили бы надежность работы двигателя в танке. Одновременно была начата конструктивная проработка установки дизеля в танк БТ-7 в части отработки масляной системы и охлаждения масла, главного фрикциона, вентилятора. Четыре опытных образца танка с дизелем БД-2, получивших заводское обозначение А-8, были изготовлены осенью 1936 г., два из которых в том же году успешно прошли заводской пробег в 1000 км на колесном ходу и 4000 км — на гусеничном. Машина А-8 отличалась от серийного танка БТ-7 обр.1936 г. установкой дизеля БД-2 мощностью 400 л.с. (295 кВт). Пуск дизеля производился с помощью двух стартеров «СМС «мощностью по 6 л.с. (4,4 кВт) или сжатым воздухом. Система смазки двигателя — комбинированная, с «сухим» картером. На двигателе был установлен трехсекционный масляный насос, две секции которого были нагнетающими, одна откачивающей. В целях улучшения условий работы дизеля радиаторы системы охлаждения были сделаны более широкими. Кроме того, был разработан новый воздухоочиститель с повышенной степенью очистки, который устанавливался непосредственно на двигатель. В связи с ростом величины передаваемого крутящего момента, элементы трансмиссии машины, заимствованной у танка БТ-7, были усилены. Вооружение и броневая защита танка остались такими же, как у танка БТ-7 обр.1936 г. В результате проведенных мероприятий по установке дизеля БД-2 боевая масса танка А-8 возросла до 13 т, а запас хода увеличился почти вдвое по сравнению с запасом хода танка БТ-7 обр.1936 г. с карбюраторным двигателем М-17Т. При емкости топливных баков машины 680 л, запас хода танка по шоссе при движении на гусеничном ходу достигал 600 км и 900 км — при движении на колесном ходу. После испытаний и доводки дизеля В-2 (БД-2), а также всесторонних длительных государственных испытаний двух опытных образцов в июне 1939 г., доработанный дизель В-2 мощностью 500 л.с. (368 кВт) приказом по Наркомату от 5 сентября 1939 г. был рекомендован для серийного производства и установки его в танк, получивший наименование БТ-7М (встречается также наименование БТ-8 — по номеру заводского обозначения). Серийное производство танка БТ-7М было развернуто с декабря 1939 г. и продолжалось до сентября 1940 г. Это был последний представитель семейства серийных легких колесно-гусеничных танков БТ. Всего было выпущено 788 таких машин. Дизель В-2 с самого начала имел настолько высокие основные технические показатели (по экономичности расхода топлива, относительной простоте и технологичности конструкции и др.), что это позволило путем проведения последующих модернизаций оснащать им многочисленные образцы бронетанкового вооружения и техники на протяжении многих десятилетий, вплоть до настоящего времени, включая танки Т-72 и Т-90. В связи с установкой дизеля с обеспечивающими его работу системами, двух стартеров и четырех аккумуляторных батарей масса танка БТ-7М возросла до 14,65 т. Вооружение и броневая защита танка остались на уровне танка БТ-7. Наряду с установкой в танк дизеля В-2, конструкторским коллективом завода № 183 была улучшена защита главного и бортового фрикционов от проникновения пыли к подшипникам и трущимся частям, снижены вдвое усилия на рычагах управления бортовыми фрикционами за счет применения шарикового выключающего механизма вместо наклонных храповиковых плоскостей, расширены и применены колодочные тормоза с накладками из чугуна вместо феродо. В днище машины в боевом отделении был сделан аварийный люк-лаз. В связи с увеличением массы танка БТ-7М и для уменьшения колебаний корпуса, были усилены крайние узлы подвески опорных катков. Кроме того, была введена целая серия мелких усовершенствований механизмов и деталей, направленных на повышение надежности и долговечности работы танка. Запас хода машины по сравнению с танком БТ-7 увеличился почти вдвое и составлял по шоссе 520— 630 км на гусеничном и 1070 — 1250 км на колесном ходу. Танк развивал максимальную скорость на гусеничном ходу 62 км/ч и на колесном — 86 км/ч. Однако с увеличением массы машины резиновые бандажи опорных катков при движении на колесном ходу на высшей передаче выходили из строя уже через 50 — 100 км, поэтому было рекомендовано эксплуатировать танк только на гусеничном ходу.

Легкий колесно-гусеничный танк БТ-7 по своей компоновочной схеме повторял танк БТ-5, но конструктивно отличался от него установкой карбюраторного двигателя М-17Т, новым сварным бронированным корпусом и впоследствии установкой (с 1937 г.) новой конической башни, а также применением мелкозвенчатых гусениц. Кроме того, на танке БТ-7А было установлено более мощное оружие — 76,2-мм пушка КТ-28.
Корпус танка был разделен на пять отделений: управления, боевое, моторное, трансмиссионное и кормовое. Отделение управления находилось в носовой части танка. В нем размещались сиденье механика-водителя, приводы управления, КИП, стационарный и ручной огнетушители и привод управления жалюзи. Для движения машины по заданному курсу в условиях боевой обстановки на части танков была предусмотрена установка танкового компаса КИ на специальном кронштейне. Отделение управления было отделено от боевого распорной аркой, обеспечивавшей дополнительную жесткость подбашенного листа. В боевом отделении, расположенном в средней части танка, размещались: вооружение, приборы наблюдения, средства связи, сиденья наводчика и заряжающего, боекомплект, а также часть ЗИПа. Моторное отделение, отгороженное от боевого моторной перегородкой, располагалось в средней части танка. В нем располагались: двигатель, обращенный передней своей частью к корме танка; два радиатора (по обеим сторонам двигателя); две аккумуляторные батареи, укрепленные на кронштейнах возле моторной перегородки (в пространстве между нижней половиной картера двигателя и радиаторами); два топливных бака (между наружной и внутренней стенками бортов). Трансмиссионное отделение находилось за моторным и было отделено от него вентиляторной перегородкой. В нем располагались: насаженный на носок коленчатого вала двигателя маховик с установленными на нем главным фрикционом и центробежным вентилятором; коробка передач; бортовые фрикционы; электрический стартер; шестерни бортовых редукторов (в картерах); масляные и топливные баки (между наружной и внутренней стенками бортов корпуса). В кормовом отделении за кормовой перегородкой устанавливался дополнительный кормовой топливный бак емкостью 400 л. Боевая масса машины составляла 13,8 т. Броневая защита танка — противопульная, выполненная из броневых катаных листов толщиной 6, 10, 13, 15 и 20 мм. Броневая защита машин первых годов выпуска находилась на уровне броневой защиты танка БТ-5. Корпус танка БТ-7 собирался из броневых и стальных листов и представлял собой жесткую конструкцию коробчатого сечения, с продолговатой суженной закругленной носовой частью и трапециевидной кормой.

Все неразъемные соединения корпуса были выполнены преимущественно с помощью сварки и в меньшей степени — с помощью заклепок. В лобовых листах корпуса располагался входной люк механика-водителя, незначительно смещенный к левому борту. Люк закрывался двухстворчатой крышкой на массивных приварных (приклепанных) петлях. Герметичность люка обеспечивалась резиновым уплотнением. Верхняя створка люка в открытом положении фиксировалась с помощью зубчатого сектора, приваренного к крыше корпуса. Для облегчения открывания она была снабжена уравновешивающим пружинным механизмом. Для наблюдения за полем боя и вождения машины в боевых условиях в крышке люка имелась смотровая щель с фланцем для крепления смотрового прибора «триплекс». С 1937 г. толщину верхней створки увеличили до 20 мм. Вертикальные броневые листы носовой части корпуса танка в месте приварки трубы с литыми кронштейнами направляющих колес были усилены приклепанными воротниками. Для предотвращения деформации труба была усилена подкосами, на которых устанавливались кронштейны для крепления фар. Борта корпуса имели двойные стенки. Наружные — броневые, съемные. Внутренние — выполненные из 4-мм конструкционной стали марки 3. С внешней стороны внутренних листов приваривались шесть подкосов, к которым крепились вертикальные спиральные пружины подвески и съемные листы навесной брони. Второй и третий подкосы (по ходу машины) в нижней части соединялись между собой броневой планкой, защищавшей расположенные между ними бортовые топливные баки. Между четвертым и пятым подкосами устанавливались масляные баки. Кроме того, между вторым и третьим подкосами внутренние стенки корпуса имели развал, который обеспечивал подвод воздуха к радиаторам системы охлаждения двигателя, а в кормовой части — отверстия для выхода нагретого воздуха при движении танка с закрытыми жалюзи. В передней верхней части по левому борту внутренняя стенка имела отверстие, в котором крепился звуковой электрический сигнал, а по правому борту — люк с крышкой для выброса из танка стреляных гильз. В месте установки балансиров и шестеренчатого редуктора колесного хода (гитары) 4-мм внутренний лист, не защищенный наружными броневыми листами, закрывался броневыми накладками. Наружные съемные броневые листы (по пять с каждого бора) крепились к подкосам с помощью винтов с конусной головкой. Причем, три броневых листа — передний, средний и верхний задний (с каждого бора) были соединены в один с помощью накладок и заклепок, а остальные два листа, защищающие картеры бортовых редукторов и гитары, крепились к бортовой броне с помощью накладок и болтов. В верхней части бронированного корпуса в месте расположения передних вертикальных спиральных пружин подвески имелись люки, закрытые броневыми крышками, которые обеспечивали доступ к регулировочным гайкам передних узлов подвески. В верхней части, с каждой стороны бронированного корпуса, на пяти кронштейнах крепились надгусеничные полки, которые имели съемные задние наклонные части. Крыша корпуса танка состояла из пяти основных частей: крыши над боевым моторным и трансмиссионным отделениями, масляными баками и кормовым топливным баком. Крыша над боевым отделением состояла из трех сваренных между собой броневых листов, образующих отверстие под нижний погон башни. По бокам подбашенного листа устанавливались броневые накладки, закрывавшие заливные горловины бортовых топливных баков и броневые ввертывающиеся пробки, защищавшие стаканы вертикальных спиральных пружин подвески передних опорных катков. Съемная крыша над моторным отделением состояла из среднего листа, двух колпаков над радиаторами и поперечной планки. Для доступа к двигателю и системам обеспечивавших его работу, в средней части листа, имелся большой прямоугольный люк, закрываемый крышкой на петлях. В передней части крышки люка имелась ручка, которая одновременно выполняла роль ограничителя угла склонения пушки при стрельбе назад. В средней части крышки люка над броневым колпаком, защищавшим отверстие для прохода воздуха (над всасывающей трубой двигателя), устанавливался воздухоочиститель. Над отверстиями для входа охлаждающего воздуха в радиаторы устанавливались броневые колпаки. Боковые отверстия для входа воздуха были закрыты защитными металлическими сетками. Крыша над трансмиссионным отделением состояла из двух (переднего и заднего с вырезами для прохода выхлопных труб) броневых листов (жалюзи) и расположенного над ними защитного сетчатого колпака. Регулировка угла поворота жалюзи осуществлялась с места механика-водителя с помощью специальнои тяги. Крыша над масляными баками представляла собой узкие броневые листы, закрывавшие масляные баки от поражения сверху, и крепившиеся к подкосам с помощью винтов. Над заливными горловинами баков в них имелись круглые лючки, закрывавшиеся броневыми крышками. Над кормовым топливным баком устанавливалась съемная крыша. В горизонтальной ее части имелись два люка для доступа к заливной горловине кормового топливного бака и к соединениям воздушной и топливной трубок, закрываемых броневыми крышками. В 1937 г. броневая защита корпуса была усилена за счет установки бронированных стаканов задних узлов подвески и железных колпаков, предохранявших стаканы подвески от грязи, а также за счет улучшения крепления бронировки крышек картеров бортовых редукторов. Со второй половины 1937 г. была изменена конструкция корпуса машины с целью увеличения до 1,2 м глубины преодолеваемого брода. Для буксировки танк был оснащен двумя буксирными крюками, размещенными в носовой части корпуса и двумя кормовыми буксирными рымами. При установке на танк БТ-7А башни Т-26-4 с 76,2-мм пушкой в корпус танка БТ-7 были внесены следующие изменения: увеличен диаметр отверстия в подбашенном листе, срезаны углы колпаков над радиатором и изменено крепление сеток колпаков, утоплены в крыше регулирующие стаканы подвесок первой пары опорных катков (ввинчивались и вывинчивались специальным ключом) и изменена укладка боекомплекта в корпусе. Башня танка — сварная, имела вид усеченного конуса с кормовой нишей (до сентября 1937 г. на танк устанавливалась эллиптическая башня, такая же как и на танке БТ-5). Танки БТ-7 выпускались с двумя типами башен, незначительно отличавшимися друг от друга только внутренним оборудованием. На линейные танки БТ-7 устанавливались башни, имевшие боеукладку расположенную в нише. На радиофицированных (как правило, командирских) танках (БТ-7PT) устанавливались башни, у которых в нише размещалась радиостанция. В верхней части задней стенки, при отсутствии тыльного пулемета, находилось отверстие для стрельбы из личного оружия, закрывавшееся броневой пробкой. В средней части крыши башни для посадки экипажа располагались два овальных люка, имевших уравновешивающие пружинные механизмы. На танках, с зенитными пулеметными установками, башни имели только один левый овальный люк. На правом люке устанавливалась вращающаяся зенитная установка для стрельбы по воздушным целям из 7,62-мм пулемета ДТ. При установке эллиптических башен входные люки имели прямоугольную форму. Со второй половины 1937 г. сварное броневое прикрытие амбразуры (маски) пушки было заменено на штампованное. В передней части крыши башни располагались три отверстия. Крайнее правое предназначалось для установки командирской панорамы, среднее в центре — для вентиляции и левое — для установки перископического прицела. В левой части крыши ниши башни имелось отверстие с броневым стаканом для ввода антенны (на линейных танках это отверстие закрывалось броневой крышкой). На тех танках, где командирская панорама не устанавливалась, это отверстие закрывалось броневой крышкой и использовалось для флажковой или световой сигнализации. В бортах башни были сделаны смотровые щели со стеклоблоками «триплекс» и имелись отверстия с броневыми пробками для стрельбы из личного оружия. На крыше в трех местах устанавливались рымы для демонтажа и монтажа башни на танк. Поворот эллиптической башни осуществлялся с помощью ручного двухскоростного механизма поворота, крепившегося с левой стороны башни. При одном обороте маховичка механизма на первой передаче башня поворачивалась на 2°, а на второй передаче — на 4°. Танки с коническими башнями оснащались односкоростными механизмами поворота башни. На танках БТ-7А устанавливалась сварная башня Т-26-4, имевшая форму цилиндра с овальной кормовой нишей. С правой стороны от амбразуры пушки вваривался цилиндр, в дно которого устанавливалась шаровая опора пулемета ДТ. В бортах башни имелись смотровые щели и отверстия для стрельбы из револьвера, закрывавшиеся броневыми пробками. В крыше башни были сделаны два входных люка прямоугольной формы. При установке на танк зенитного 7,62-мм пулемета ДТ поворотное основание зенитной установки устанавливалось на правый люк. В передней части крыши были сделаны четыре отверстия: справа — для командирской панорамы, слева сзади — для сигнализации, в центре, над казенной частью орудия — для вентиляции боевого отделения и, наконец, слева — для перископического прицела. Вращение башни Т-26-4 осуществлялось с помощью ручного односкоростного механизма поворота. Основным оружием танка БТ-7 являлась 45-мм пушка. На танках выпуска 1935 — 1937 гг. устанавливалась 45-мм танковая пушка 20К обр.1934 г. с клиновым вертикальным затвором с полуавтоматикой инерционно-механического типа, гидравлическим тормозом отката и пружинным накатником. При стрельбе использовались ножной и ручной спуски. В общей маске с пушкой устанавливался спаренный с ней 7,62-мм пулемет ДТ. Спаренная установка имела единые механизмы наведения. Пулемет, кроме того, имел независимый сектор обстрела в вертикальной плоскости +5° и +1,5° — в горизонтальной. Углы наведения по вертикали спаренной установки составляли от –8° до +23°. Для стрельбы использовались: танковый телескопический прицел ТОП обр. 1930 г. и танковый перископический прицел ПТ-1 обр.1932 г. Масса спаренной установки (качающейся части) составляла 220–250 кг, а полная масса башни с вооружением и боекомплектом — около 1100 кг. С конца 1938 г. на танк стала устанавливаться 45-мм танковая пушка обр.1938 г. с электроспуском и стабилизированным прицелом ТОП-1 (ТОС) производства завода «Авиаприбор». Стабилизация линии прицеливания в вертикальной плоскости обеспечивалась с помощью гироскопа. В поле зрения прицела коллиматором вводился световой сигнал в виде небольшого светлого пятна («зайчика»). При колебании пушки в вертикальной плоскости световой сигнал («зайчик») перемещался относительно стабилизированной линии прицеливания, которая постоянно удерживалась в точке наводки. Во время движения танка при совпадении светового сигнала с точкой прицеливания выстрел происходил автоматически. Сложность освоения в войсках данной конструкции прицела было связано, прежде всего, с длительным периодом обучения наводчиков для выработки у них необходимых навыков при использовании прицела во время стрельбы сходу. В связи с этим, от установки на серийные танки БТ-7 прицелов ТОС-1 впоследствии отказались. В качестве вспомогательного оружия на линейных танках выпуска 1937 г. в нише башни стал устанавливаться еще один (тыльный) 7,62-мм пулемет ДТ. Часть танков БТ-7, начиная с 1936 г. оснащалась 7,62-мм пулеметами, устанавливаемыми на зенитной турельной установке П-40. Кроме того, в 1935 г. была введена укладка сигнального пистолета (ракетницы) с 20 патронами. Со II квартала 1936 г. для ведения прицельной стрельбы ночью часть танков БТ-7 оснащалась двумя прожекторами, расположенными на маске пушки. Дальность действия прожекторов достигала 2 км. Тыльный пулемет ДТ и прожекторы были отменены в 1938 г. Танк БТ-7А оснащался 76,2-мм танковой пушкой обр.1927/32 г. (КТ-28) и тремя 7,62-мм пулеметами ДТ, один из которых располагался в передней части башни, с правой стороны пушки, второй тыльный — в крышке люка кормовой ниши (для танков без радиостанции) и третий зенитный — на крыше башни в турельной установке П-40. В боекомплект танка входили: при установке эллиптической башни: для танков с радиостанцией — 132 выстрела и 2394 патрона к пулеметам ДТ (38 дисков); для линейных танков — 172 выстрела и 2394 патрона к пулеметам ДТ; при установке конической башни; для танков с радиостанцией — 146 выстрелов и 2394 патрона к пулеметам ДТ; для линейных танков — 188 выстрелов и 2394 патрона к пулеметам ДТ; при установке башни Т-26-4 с 76,2-мм пушкой: для танков с радиостанцией — 40 выстрелов и 2016 патронов к пулеметам ДТ; для линейных танков— 50 выстрелов и 3339 патронов к пулеметам ДТ. Боекомплект танка располагался на полу и боковых стенках боевого отделения, в нише башни (на танках без радиостанции) и на стенках башни. К 45-мм танковой пушке выстрелы располагались следующим образом. На полу боевого отделения между передней перегородкой и передней балансирной трубой устанавливались два снарядных ящика, в которых в специальных обоймах «чемоданного» типа размещались артиллерийские выстрелы. В каждую обойму укладывались 3 (при установке эллиптической башни) или 4 (при конической) выстрела одного типа. В каждом ящике укладывались по четырнадцать обойм для размещения 84 (112) выстрелов. На стенках боевого отделения в корпусе справа и слева выстрелы к пушке размещались в специальных креплениях вертикально в два ряда. На правой стороне располагалось 19 выстрелов, слева — 15 выстрелов. В боевом отделении башни выстрелы размещались в двух (для цилиндрической башни) или трех (для конической) стеллажах, каждый из которых представлял собой железный ящик со средней перегородкой. Всего в стеллажах ниши башни укладывалось 40 (42) выстрела. Кроме того, при установке цилиндрической башни на ее бортах размещались вертикально слева и справа по 7 выстрелов. При установке радиостанции в нише башни, боеукладка в ней отсутствовала. Укладка пулеметных дисков производилась на правом и левом бортах боевого отделения и в нише башни, рядом со стеллажами артиллерийских выстрелов, а также на правом и левом бортах башни. Укладка 76,2-мм выстрелов в танке БТ-7А несколько отличалась, чем укладка выстрелов в танке БТ-7. На полу боевого отделения в трех металлических ящиках (правом и двух левых) размещался 31 выстрел. Правый снарядный ящик крепился на передней балансирной трубе. Левые два ящика размещались вдоль боевого отделения спереди и сзади. Выстрелы в ящиках располагались поперек танка и имели индивидуальное крепление. Поверх крышек ящиков укладывался резиновый коврик, крепившийся к ним с помощью брезентового ремня. На стенках боевого отделения размещались 9 выстрелов, из них: на правом борту — 3 выстрела горизонтально в общей обойме и 2 выстрела — вертикально в стойке; на левом борту — 3 выстрела в общей обойме и 1 выстрел — вертикально в стойке. В нише башни (на танках без радиостанции) на правой и левой стенках в лотках размещалось по 5 выстрелов. Пулеметные диски размещались в боевом отделении: на правом борту — по краям снарядной укладки в двух рамках по 6 дисков в каждой, на левом борту — по краям снарядной укладки в трех рамках по 6 дисков в каждой, а также в передней вертикальной рамке — 7 дисков и горизонтальной передней — 3 диска. В нише башни с правой стороны размещалась одна рамка с 7 дисками и с левой — одна рамка на 14 дисков. На танке БТ-7 устанавливался двигатель М-17Т (Т — танковый), созданный на базе авиационного двигателя М-17Ф, выпускавшегося в СССР по лицензии немецкой фирмы BMW. Этот четырехтактный, двенадцатицилиндровый, V—образный карбюраторный двигатель жидкостного охлаждения имел угол развала цилиндров 60° и сниженную с 600 л.с. (441 кВт) до 400 л.с. (294 кВт) мощность при частоте вращения коленчатого вала 1650 мин—1. На двигателе устанавливались два карбюратора типа К-17-Т. Пуск двигателя осуществлялся с помощью электрического стартера СТ-61 (СТ-610) мощностью 4 л.с. (2,94 кВт) или стартером СМС-4565 мощностью 3,5 л.с. (2,6 кВт) — на машинах более ранних выпусков. При разряженных АКБ пуск двигателя осуществлялся из боевого отделения вручную с помощью заводной рукоятки, установленной на редукторе пуска. В системе зажигания применялись два магнето БС12-ПАЭ с механическим (на машинах первого выпуска) или автоматическими приводами опережения зажигания, одно пусковое магнето типа ПС, переключатель зажигания, двадцать четыре запальных свечи типа ЭС-ЭП или ЭС-П и провода высокого напряжения, заключенные в металлические бронированные трубки. На части машин были установлены магнето «Сцинтилла». В отличие от танка БТ-5, на машине устанавливался новый более эффективный комбинированный воздухоочиститель, состоявший из двух самостоятельно работающих воздушных фильтров. Емкость топливных баков была увеличена до 790 л за счет установки кормового и четырех дополнительных топливных баков на надгусеничных полках машины. На танке БТ-7М впервые в мировом танкостроении был установлен специальный танковый дизель В-2. Этот четырехтактный, V—образный, двенадцатицилиндровый дизель жидкостного охлаждения развивал мощность до 500 л.с. (367,6 кВт) при частоте вращения коленчатого вала 1800 мин—1. Благодаря высокой топливной экономичности, при одном и том же, по сравнению с танком БТ-7, запасе топлива, он обеспечивал танку при движении на гусеничном ходу по шоссе запас хода до 630 км, в то время как у танка БТ-7 этот показатель не превышал 375 км. В связи с установкой дизеля В-2 существенным изменениям подверглись и системы, обеспечивавшие его работу. Радиаторы системы охлаждения были сделаны более широкими. Воздухоочиститель с повышенной степенью очистки устанавливался непосредственно на двигатель. Для пуска двигателя применялись одновременно два электростартера мощностью по 6 л.с. (4,4 кВт). В состав механической трансмиссии входили: многодисковый главный фрикцион (сталь по стали), коробка передач, два многодисковых бортовых фрикциона (сталь по стали) с ленточными тормозами (с накладками из феродо), два бортовых редуктора и два шестеренчатых редуктора (гитары) привода ведущих колес колесного хода. Диски бортовых фрикционов были взаимозаменяемы с дисками главного фрикциона. В связи с установкой нового двигателя четырехступенчатая коробка передач в 1937 г. была заменена на усиленную трехступенчатую. В последствии была разработана и устанавливалась на танки новая усиленная четырехступенчатая коробка передач, которая обеспечивала танку на форсированном режиме скорость движения до 70 — 80 км/ч на гусеничном ходу и до 90 — 100 км/ч на колесном. Для обеспечения поворотов танка использовались традиционные рычаги управления (для гусеничного хода) или съемное рулевое колесо для колесного хода. Штурвал начиная с 1937 г. стал изготавливаться из пластмассы вместо дерева. На танке БТ-7М были уширены наружные барабаны и тормозные ленты бортовых фрикционов, усилена полуось бортового редуктора за счет изготовления ее из более прочной стали (18ХНВА). Кроме того, была улучшена защита главного и бортовых фрикционов от проникновения пыли к подшипникам и трущимся частям, снижены вдвое усилия на рычагах управления бортовыми фрикционами за счет применения шарикового механизма выключения и применены колодочные тормоза с накладками из чугуна. Ходовая часть танка БТ-7 по сравнению с танком БТ-5 значительных конструктивных изменений не претерпела, за исключением: диаметр опорных катков был увеличен до 830 мм, диски которых со второй половины 1937 г. были усилены за счет приварки специальных колец в местах их крепления к ступице. В 1937 г. также были усилены рычаги управляемых опорных катков, пружины узлов подвески ведущих опорных катков колесного хода, введены кривошипы направляющих колес с увеличенной консолью, направляющие и ведущие колеса гусеничного движителя с уширенным резиновым бандажом (соответственно с 38 до 62 мм и с 52 до 75 мм). С 1938 г. в серию была введена мелкозвенчатая гусеница с шагом 167 мм вместо 255 мм. В связи с этим число траков в каждой гусенице увеличилось до 70 (35 с гребнем и 35 плоских). Ширина резинового бандажа на ведущих опорных катках колесного хода была увеличена до 120 мм. Резиновые бандажи на ведущих колесах гусеничного движителя были заменены стальными. Число роликов ведущих колес было увеличено с 4 до 6. Диаметр ведущих колес уменьшили до 634 мм, а диаметр направляющих колес — до 504 мм. Электрооборудование танка было выполнено по однопроводной схеме, с напряжением бортовой сети 12 В. Основным источником электрической энергии танка являлся генератор (динамомашина) ДСФ500Т мощностью 336 Вт с реле-регулятором РРК500Т или РРК-37-500Т. На машинах первой серии устанавливался генератор ГА-4561 мощностью 270 Вт с реле-регуляторам РРА-4574 или генератор ДСФ-500 с реле-регулятором РРК-500. При неработающем двигателе источником электроэнергии являлись две 12-вольтовые аккумуляторные батареи 6СТЭ-128. В зависимости от марки установленного генератора, реле-регулятора и электростартера, на танках БТ-7 применялось пять схем электрооборудования. Потребителями электрической энергии танка являлись: электростартер СМС или СТ-61 (СТ-610), электромотор вентилятора, умформер радиопередатчика, телефонные аппараты, приборы звуковой и световой сигнализации, прожекторы, фары, приборы внутреннего освещения танка. Контрольно-измерительные приборы — амперметр и вольтметр. В состав вспомогательной аппаратуры входили; вращающееся контактное устройство ВКУ-1 (ВКУСА), выключатель АКБ («массы»), тумблеры, контактные переходные и разветвительные соединительные колодки, штепсельные розетки, распределительные щитки в отделении управления, распределительный щиток в боевом отделении, предохранители, центральные переключатели, смонтированные на щитке механика-водителя. Световая дорожная сигнализация на танке была представлена двумя кормовыми стопсигналами. На танках последних серий звуковой электрический сигнал с вешней стороны левого борта был перенесен в межбортовое пространство под левой надгусеничной полкой. Электрооборудование танка БТ-7М по сравнению с электрооборудованием танка БТ-7 было упрощено ввиду отсутствия системы зажигания. Для обеспечения надежного пуска дизеля, на танке БТ7М было установлено четыре аккумуляторных батареи 6СТЭ-128. В качестве средств связи на командирских машинах БТ-7PT использовалась радиостанция 71-ТК-1 или 71-ТК-3 с поручневой или штыревой (с 1938 г.) антеннами и танковое переговорное устройство ТСПУ-З, ТПУ-З, а впоследствии ТПУ-2. В 1939 г. на 3-х танках БТ-7PCMK были установлены радиостанции РСМК. Для тушения пожара танк имел два тетрахлорных огнетушителя — ручной с емкостью баллона 3 л и стационарный — 2 л. Оба огнетушителя устанавливались в отделении управления рядом с механиком-водителем. Внутри и снаружи танка размещались: инструменты общего назначения и принадлежности (гаечные ключи, отвертки, молотки, зубила и т.п.), специальные инструменты (для данного типа танка), запасные части, принадлежности, съемники, домкраты, крепежные детали, шанцевый инструмент и материалы (вязальная проволока, олово для пайки, бура, нашатырь, наждачный порошок и т.п.). Комплект ЗИП размещался как внутри, так и снаружи танка. В отделении управления укладывались: подстилочный брезент; два брезентовых ведра и два запасных смотровых стекла для смотровых приборов; шприц для солидола с наконечником и шлангом; рулевая колонка со штурвалом; ручной тетрахлорный огнетушитель; блокирующие кольца (для гусеничного хода); штыревая антенна; большой ящик с комплектом запасных свечей для двигателя, комплект предохранителей и переносная лампа со шнуром; малый ящик с кисетом для малых деталей, ключ к валику с шестерней рулевого управления, отвертка малая и кисет для деталей генератора. Под подушкой сидения механика-водителя укладывались: листовой асбест, наждачная бумага и шланг для слива топлива из баков. Кроме того, по бокам сиденья механика-водителя размещались два ящика с укладкой запасных частей и инструмента для 45-мм пушки. В боевом отделении в левом ящике укладывались: соединительный шланг с хомутом, две масленки, два шприца, проволока вязальная, асбестовый шнур и изоляционная лента. В правом ящике укладывались: ключ шведский №1, молоток слесарный, зубило слесарное, напильник личной, отвертка большая, плоскогубцы, бородок, ключ торцовый 11х14, шплинтовыдергиватель. В отделении трансмиссии на съемном листе кормовой перегородки крепились двухручная пила и топор. Снаружи танка на крыше корпуса и надгусеничных полках укладывались: две буксирные цепи по 3 м каждая, два 3-тонных домкрата с деревянными подкладками, две большие саперные лопаты и ящик для запасных частей и инструмента, в котором укладывался рабочий инструмент механика-водителя (ключи, ломик, щупы, шланги и т.п.). На правой надгусеничной полке крепился пакет со шпорами. На задних съемных щитках обеих полок было закреплено по два трака — один с гребнем, другой без гребня.

Пополнение раздела продолжается.

 

БТ-7 обр. 1935 г.

Масса

13 т

Экипаж

3 человека

Длина

5645 мм

Ширина

2230 мм

Высота

2374 мм

Клиренс

400 мм

Давление на грунт

0,73 кгс/см²

Ширина гусеницы

263 мм
Вооружение 45-мм пушка 20К обр. 1934 г., 7,62-мм пулемет ДТ
Боекомплект 172 снаряда, 2394 патрона

Бронирование

до 15 мм

Двигатель

М-17Т

Мощность двигателя

400 л.с.

Скорость по шоссе

до 52/72 км/ч

Запас хода по шоссе

220/450 км

 

БТ-7 обр. 1937 г.

Масса

13800 кг

Экипаж

3 человека

Длина

5660 мм

Ширина

2230 мм

Высота

2417 мм

Клиренс

400 мм

Давление на грунт

0,85 кгс/см²

Ширина гусеницы

260 мм
Вооружение 45-мм пушка 20К обр. 1934 г., два 7,62-мм пулемета ДТ
Боекомплект 188 снарядов, 2394 патрона

Бронирование

до 22 мм

Двигатель

М-17Т

Мощность двигателя

400 л.с.

Скорость по шоссе

до 52/72 км/ч

Запас хода по шоссе

375/500 км

 

БТ-7М обр. 1939 г.

Масса

14650 кг

Экипаж

3 человека

Длина

5660 мм

Ширина

2290 мм

Высота

2447 мм

Клиренс

390 мм

Давление на грунт

0,9 кгс/см²

Ширина гусеницы

260 мм
Вооружение 45-мм пушка обр. 1938 г., два 7,62-мм пулемета ДТ
Боекомплект 188 снарядов, 2331 патрона

Бронирование

до 22 мм

Двигатель

В-2 (4/12/V/Д/Ж)

Мощность двигателя

500 л.с.

Скорость по шоссе

до 62/86 км/ч

Запас хода по шоссе

630/1250 км