Первые опыты по перевооружению трофейных САУ отечественными орудиями велись на предприятиях Москвы в конце 1941 – начале 1942 года. По воспоминаниям А. Клубнева. в начале марта 1942 года в 33-ю армию, где он командовал взводом танков Т-60, прибыли шесть отремонтированных на московских заводах StuG III. Три из них имели штатное короткоствольное орудие, а три «были вооружены пушками от ранней тридцатьчетверки».

О такой же машине, «вооруженной орудием от танка KB» и подбитой немцами недалеко от Медыни весной 1942 года, рассказывал П. Миньков, также воевавший в 33-й армии. Однако пока не удалось найти ни документального подтверждения такой переделки, ни фотографий таких машин. Можно лишь предположить, что такое перевооружение было проведено на единичных САУ.

Более активные работы в этой области начались в апреле 1942 года, когда директор завода № 592 Наркомата Вооружений (НКВ) получил письмо следующего содержания:

«Секретно. Начальнику ремонтного управления АБТУ КА
бригадинженеру Сосенкову. Копия: директору завода №592 Панкратову.

В соответствии в решением, принятым Зам. Наркома Обороны СССР генерал-лейтенантом танковых войск т.Федоренко о перевооружении трофейных «артштурмов» 122-мм гаубицами обр. 1938 года на заводе №592 прошу Вас дать необходимое распоряжение о ремонте и доставке на завод № 592 четырех трофейных «артштурмов». Для ускорения всех работ первый отремонтированный «артштурм» необходимо доставить на завод до 25 апреля.

13 апреля 1942 г.
Председатель техсовета,
член коллегии НКВ Э. Сатель (подпись)».

Здесь следует отметить, что большая часть оборудования и рабочих завода №592 (завод находился в подмосковных Мытищах, ныне он называется Мытищинский машиностроительный завод) еще в октябре-ноябре 1941 года была эвакуирована. К февралю 1942 года на предприятии насчитывалось всего около 2000 рабочих и 278 станков, из которых 107 требовали капитального ремонта. Основной продукцией завода на тот момент было производство корпусов ручных гранат, авиабомб, литье опорных плит для минометов и постройка зенитных бронепоездов.

Пока не удалось определить точную дату начала проектных работ над 122-мм самоходной гаубицей, но на сохранившихся копиях чертежей значится апрель 1942 г.

Проект, выполненный конструкторской группой под руководством А. Каштанова, был довольно прост. В качестве базы для новой машины использовалось немецкое штурмовое орудие StuG III с нарощенной вверх боевой рубкой. Такое увеличение рубки позволило установить в боевом отделении 122-мм гаубицу М-30. Новая САУ получила название «Штурмовая самоходная гаубица «артштурм» СГ-122», или сокращенно СГ-122А.

Согласно имеющемуся описанию, первый опытный образец самоходной установки был выполнен по компоновочной схеме с передним расположением совмещенных отделений (трансмиссионного и управления) и кормовым размещением моторного отделения. Боевое отделение находилось в средней части корпуса, над которым размещалась броневая рубка с установленным вооружением. Совмещенное отделение управления и трансмиссионное непосредственно соединялись с боевым отделением. Моторное отделение было отделено от боевого перегородкой, в которой имелся люк, закрывавшийся дверцей, для доступа членов экипажа к двигателю.

Броневая рубка имела призматическую форму и соединялась с корпусом с помощью сварки. Экипаж установки состоял из пяти человек. В боевом отделении слева от гаубицы размещался командир машины (он же наводчик орудия по горизонтали), за ним располагался первый заряжающий (он же радист), справа от орудия размещался наводчик орудия по вертикали, за ним — второй заряжающий. Механик-водитель размещался в отделении управления у левого борта.

Посадка и выход экипажа осуществлялись через два люка. Один из них (запасной), закрывавшийся броневой крышкой, находился в лобовой части рубки справа от орудия перед наводчиком орудия по вертикали. Второй люк, закрывавшийся двухстворчатыми броневыми крышками, располагался в кормовом листе и крыше рубки. В крыше рубки был сделан лючок с раздвижными броневыми крышками для установки панорамы Герца. Для наблюдения за полем боя и вождения машины у механика-водителя в лобовом и левом бортовом листах рубки имелись смотровые люки с триплексом и броневыми заслонками.

Основным оружием являлась 122-мм дивизионная гаубица М-30 обр. 1938 г., установленная на месте станка 75-мм орудия StuK 37. Углы вертикальной наводки составляли от –3 до +25°, горизонтальной — в секторе ±10°. При стрельбе использовалась панорама Герца. Скорострельность орудия составляла 7–8 выстр/мин.

Боекомплект гаубицы состоял из 36 бронебойных и осколочно-фугасных выстрелов раздельного заряжания. Основной боекомплект гаубицы размещался по бортам САУ, а несколько снарядов «оперативного использования» — на дне позади гаубичного станка. Дополнительно в боевом отделении укладывались два 7,62-мм пистолета-пулемета ППШ с боекомплектом 1491 патрон (21 диск) и 20 ручных гранат Ф-1.

Броневая защита — противоснарядная. Корпус и рубка — сварные, изготовленные из броневых катаных листов толщиной 10, 20, 25, 35 и 45 мм. Для прочности горизонтального стыка броневой рубки и корпуса машины он был усилен снаружи и изнутри броневыми накладками толщиной 6-8 мм.

В бортовых листах рубки имелось по одному лючку, закрывавшемуся броневой крышкой, для стрельбы из личного оружия и наблюдения за полем боя. Противооткатные устройства гаубицы были прикрыты броневой маской, а ее амбразура с боков прикрывалась двумя громоздкими броневыми щитами, затруднявшими обслуживание машины.

Двигатель, трансмиссия, ходовая часть и (частично)  электрооборудование машины остались теми же, что и на базовой САУ, поэтому здесь мы их подробно не рассматриваем.

Для внешней радиосвязи на самоходной установке использовалась штатная немецкая радиостанция, которая размещалась в специальной нише в боевом отделении, образованной за счет приварки броневой коробки на левой надгусеничной полке к борту корпуса машины. За броневой коробкой на борту корпуса размещался антенный ввод со специальным поворотным устройством, обеспечивавшим укладку антенны вдоль борта машины.

Из-за отсутствия необходимого оборудования, материалов и недостатка кадров первый образец гаубицы был испытан пробегом (480 километров) и стрельбой (66 выстрелов).

Испытания подтвердили высокие боевые возможности СГ-122А, однако выявили и большое количество недостатков. Среди них —  недостаточная проходимость на мягком грунте и большая нагрузка на передние опорные катки, напряженность работы командира САУ, малый запас хода, невозможность ведения огня из личного оружия через бортовые амбразуры из-за неудачного их расположения, загазованность боевого отделения из-за отсутствия вентилятора.

Заводу было отдано распоряжение об изготовлении нового варианта самоходной гаубицы с учетом устранения отмеченных недостатков. Рекомендовалось также провести разработку варианта боевой рубки для установки ее на танк PzKpfw III, ходовых частей которого имелось больше, чем ходовых частей штурмовых орудий.

После доработки проекта завод №592 изготовил два улучшенных варианта СГ-122, отличавшихся типом примененного шасси (штурмового орудия и танка PzKpfw III), которые имели ряд отличий от прототипа.

Так, рубка сваривалась из более тонких 35-мм (лоб) и 25-мм (борта и корма) листов. Это позволило немного снизить массу машины и несколько улучшить ее проходимость. Было изменено «штатное расписание» экипажа СГ-122: теперь командиром САУ стал наводчик по вертикали, который получил собственный люк в крыше рубки. Кроме того, для обзора местности командир получил артиллерийский разведывательный перископ, который мог выдвигаться в специальном стакане.

Бортовые амбразуры для стрельбы из личного оружия были переконструированы. Теперь через них можно было вести огонь не только из «нагана», но даже из ТТ и ППШ, поскольку диаметр отверстий амбразур стал значительно больше прежнего.
Орудийная установка была облегчена, а для упрощения заряжания орудие оснастили откидным лотком.

В крыше рубки установили электрический вытяжной вентилятор.
Трофейная радиостанция была перенесена с левого борта на правый и размещена внутри боевого отделения.

Для увеличения запаса хода на надгусеничных полках САУ разместили коробчатые топливные баки от танков БТ и Т-34, при этом несколько уменьшили возимый ЗИП и набор шанцевого инструмента.

Специально по заказу завода № 592 для СГ-122 «улучшенной» Уралмашзавод (УЗТМ) разработал и отлил бронемаску орудия, которая была более приспособлена для серийного выпуска, чем прежняя, а также лучше защищала от пуль и осколков. Это позволило обойтись без громоздких боковых щитов, затруднявших обслуживание машины и увеличивающих нагрузку передних опорных катков.

По отчету завода № 592 за 1942 год, всего было изготовлено 10 СГ-122, при плане 63 машины на год, причем одна — на шасси PzKpfw III, а остальные на шасси StuG III. К 15 ноября 1942 г. на артиллерийском полигоне под Свердловском имелось пять СГ-122. Одна из двух СГ-122 «улучшенных» (на шасси танка PzKpfw III) 5 декабря была доставлена на Гороховецкий полигон для сравнительных Государственных испытаний с У-35 (будущей СУ-122) конструкции Уралмашзавода.

Предполагавшийся на 1943 год заказ на 122-мм самоходные гаубицы заводу № 592 был отменен, а 11 февраля 1943 г. все изготовленные СГ-122, хранившиеся на территории завода, приказом по НКВ были переданы в распоряжение начальника бронетанкового управления для формирования учебных танко-самоходных подразделений.

 

Масса

23600 кг

Экипаж

4 человека

Длина

5900 мм

Ширина

2910 мм

Высота

2375 мм

Клиренс

350 мм

Ширина траков

380 мм

Среднее удельное давление на грунт

1 кг/см²

Основное вооружение

122-мм гаубица М-30

Боекомплект

36 выстрелов

Бронирование

лоб корпуса — 35 мм,
борт корпуса — 25 мм

Двигатель

12-цил., карб. «Майбах»

Мощность двигателя

300 л.с.

Скорость по шоссе

до 50 км/ч

Запас хода по шоссе

180 км