Концепция среднего танка Т-12 представляла собой синтез опыта, накопленного при проектировании легкого Т-18, и идеи многоярусного расположения вооружения, последовательно проводимой американцами на своих опытных средних танках.

Изначально Т-12 создавался под 45-мм длинноствольную пушку или 57-мм гаубицу и 3 установки спаренных пулеметов системы Федорова. Все его вооружение размещалось двухъярусно в башнях — главной и независимо вращающейся малой пулеметной. Серьезный недостаток такого размещения вооружения заключался в том, что вращение главной башни неизбежно сбивало наводку малой. Кроме того, многоярусность влекла за собой увеличение высоты танка до 3 м, что делало его очень заметным и трудномаскируемым.

Чистая масса Т-12 составила 14 280 кг. В боевом положении, то есть с экипажем 4 человека, боекомплектом (100 снарядов к пушке и 4000 патронов к пулеметам) и горючим удельное давление при погружении гусеничных цепей на 100 мм в мягкий грунт составляло 0,45 кг/см2. Для танка предусматривался восьмицилиндровый авиационный двигатель «Испано» мощностью до 200 л.с. при 1500 об/мин. При этом учитывалась возможность его замены на 180-сильный (при 1800 об/мин) специализированный двигатель. В ходовой части применили весьма удачный механизм натяжения гусениц.

Для Т-12 было характерным нетипичное для советского танкостроения расположение места механика-водителя — справа от продольной оси машины. Максимальная скорость танка равнялась 26 км/ч, причем планетарная коробка передач позволяла изменять режим движения на 15, 7 и 2,7 км/ч, сохраняя возможность реверса на всех скоростях. Новинкой стал и ленточный плавающий тормоз профессора В.И. Заславского.

Вертикальная бронировка выполнялась из 22-мм брони, горизонтальная — из 12-мм. Механизм поворота главной башни имел механический привод, наведение на цель пулеметной башни осуществлялось с помощью спинного упора. Т-12, как и его предшественник Т-18, оборудовался «хвостом» — он увеличивал длину машины на 690 мм и позволял переезжать через окоп шириной до 2,65 м. Наибольший преодолеваемый угол подъема составлял 40°.

11 июля 1930 года на испытания танка прибыл наркомвоенмор Ворошилов, начальник УММ Халепский и начальник техуправления УММ Бокис. Танк на испытаниях вел себя достойно. На твердом грунте он легко достигал скорости 26 км/ч, преодолевал окопы шириной до 2 м. На эти испытания танк вышел с пулеметом Кольта в шаровой установке Шпагина (отечественный ДТ еще не был готов). При стрельбе из пулемета отмечалась хорошая меткость (60% пуль попало в цель).

Однако были отмечены и недостатки: слетала гусеница, после 20 переключений коробка передач сбрасывала скорость, а после расходования 90 литров бензина он почему-то прекращал поступать к двигателю, хотя в баках еще оставалось примерно 130 литров. Но в целом танк признали соответствующим требованиям и рекомендован для принятия на вооружение с учетом устранения выявленных недостатков.

Одновременно артиллеристы провели экспериментальный обстрел 22-мм и 18-мм бронеплит и дали заключение о стойкости брони. Акты испытаний подписали главный инженер завода С.Н. Махонин и начальник КБ И.Н. Алексенко. По их результатам заводское КБ ГХПЗ приняло самое активное участие в доводке машины, выполнив, по существу, капитальную модернизацию исходного образца, получившего в итоге новое обозначение Т-24.

Главным аргументом для столь глубокого изменения конструкции стал недостаточный запас хода Т-12. 27 марта 1930 года в Управлении механизации и моторизации РККА состоялось совещание по вопросу изготовления установочной серии Т-24 в количестве 15 единиц. Первые три Т-24 были изготовлены к концу июля 1930 года, и один из них был отправлен на сравнительные испытания с Т-12. Первый день испытаний (24 июля 1930 года) не принес никаких неожиданностей, но и восторгов тоже. Танк вел себя почти так, же как и Т-12.

Через три дня было назначено испытание 45-мм пушки Соколова, которую вместе с башней переставили с Т-12, и тут случилось ЧП. 26 июля 1930 года у танка, двигавшегося по мягкому грунту с орудием и боекомплектом в 10 снарядов, вдруг загорелся двигатель. Танк был спасен, но для дальнейших испытаний был необходим его ремонт. Башня с вооружением вновь вернулась на Т-12, где орудие тоже вышло из строя.

Проектированием 57-мм гаубицы для Т-24 занимался П. Сячентов. Он создал революционную для своего времени конструкцию, однако заказ на ее изготовление подтвержден не был и многие технические решения, заложенные в ней, увидели свет только в 76,2-мм пушке ПС-3.

Боевая масса Т-24 составила 18,5 тонн, при этом толщина брони была 20 мм для вертикальных плит и 8,5 мм для горизонтальных, что обеспечивало защищенность от огня крупнокалиберных пулеметов на всех дистанциях. Главной башне придали цилиндрическую форму, в крыше малой появился люк с откидной крышкой. На Т-24 применили более мощный 300-сильный авиамотор М-6 отечественного производства. Ходовая часть была унифицирована с артиллерийским тягачом «Коминтерн». Силовая передача включала дисковый главный фрикцион, планетарную коробку передач, двойной дифференциал в качестве механизма поворота и простые бортовые передачи. В целом трансмиссия по конструкции агрегатов находилась на весьма высоком уровне.

Серийным производством Т-24 должны были заниматься ХПЗ и ЧТЗ. На 1930/31 год был запланирован выпуск 200 машин, но как было модно в те годы, руководством ГУВП были приняты встречные обязательства и план вырос до 300. Произвели же их много меньше — 28 шасси, 25 бронекорпусов и 26 башен, из них удалось собрать и принять госприемкой 24 танка.

Почему так мало? Принято считать, что танк обладал рядом серьезных недостатков, помешавших его массовому производству, однако истина лежит, видимо, в иной плоскости. Ведь не помешала такая же масса недоработок серийному выпуску МС-1, Т-26 и т.д., почему же здесь обстояло иначе? В фондах РГВА найдена переписка Халепского, Заславского и Ворошилова (ноябрь 1930 — февраль 1932 гг.), из которой можно понять, что глава УММ был очарован «танком ГРОТТО» (так И. Халепский именовал экспериментальный средний танк конструкции немецкого инженера Э. Гроте) и всячески восхвалял его. В частности он отмечал лучшие вооружение, плавность хода, легкость в управлении, обзор и даже простоту изготовления этого танка по сравнению не только с Т-12/Т-24, но и с танками «...американца Кристи, которые я видел в прошлом году в Америке». При этом Заславский, отвечавший за Т-24, сетовал Ворошилову на малое внимание к освоению серийного выпуска изделия ГХПЗ. А Ворошилов, отвечая Заславскому, чтобы тот обходился собственными силами, интересовался у Халепского: «...когда же новый и необходимый танк (Гроте) наконец появится в частях Красной армии?». Это продолжалось практически целый год. Завод сидел без финансирования и материалов, а начальство ждало окончания испытаний танка Гроте, потом изучало и обобщало их результаты и т.д. Но танк «ТГ» принят на вооружение не был, а мощности ХПЗ уже были заняты новым заказом — освоением того самого танка Кристи, который незадолго до того был отвергнут Халепским.

Штатную 45-мм пушку Т-24 получили лишь в 1932 году, а до этого они снабжались только пулеметами (впрочем, первые БТ, к выпуску которых ГХПЗ приступил в 1931 году, были тоже чисто пулеметными). В войсках Т-24 использовались первоначально в качестве танков усиления, но вскоре их перевели в разряд учебных машин. Тем не менее, Т-24 сыграл значительную роль в истории отечественного танкостроения. Первые проекты, первые танки и попытка их производства позволили получить изначальный опыт, без которого было бы немыслимо создание мощной танковой промышленности в СССР.

 

Масса

17 800 кг

Экипаж

5 человек

Длина

6500 мм

Ширина

2810 мм

Высота

3040 мм
Вооружение 45-мм пушка обр. 1930 г., четыре 7,62-мм пулемета ДТ
Боекомплект 89 снарядов, 8000 патронов

Бронирование

до 20 мм

Двигатель

М6 танковый

Мощность двигателя

220 л.с.

Скорость по шоссе

до 22 км/ч

Запас хода по шоссе

140 км